Иммиграция из России в Канаду. Суд признал иммиграционное ведомство нарушившим обязанности

Частью обязанная за свою победу на выборах голосам иммигрантов, Либеральная партия, однако, спокойно смотрит на то, как канадское иммиграционное ведомство обманывает десятки тысяч людей, мечтающих стать канадцами.

Приняв в июне 2002 года новые законы, оно стало относиться к ним с высокомерием и мелочной придирчивостью, уничтожающими репутацию Канады справедливости и привлекательности для иммигрантов, которые нужны нашей стране. Борьба с антиканадской деятельностью иммиграционного ведомства стала неотъемлемой частью работы иммиграционных адвокатов.

21 февраля судья Майкл Келен издал приказ о выполнении требований истца в пользу 102 участников объединенного дела, оспаривающего план иммиграционного ведомства придать обратную силу новым критериям отбора иммигрантов. Решение судьи по делу «Драган против Министерства гражданства и иммиграции» (IMM-3020-02) требует от этого ведомства обработать их заявления на иммиграционную визу до 31 марта. Кроме того, это решение может отразиться еще на 275.000 заявлений, поданных до закона «Об иммиграции и защите беженцев», вступившего в силу 28 июня 2002 года.

1 апреля иммиграционное ведомство начнет применять к заявлениям о выдаче иммиграционной визы, поданным до нового закона, более строгие требования, что выльется в огульные отказы без собеседования, но с удержанием денег, уплаченных за обработку заявлений, в среднем составляющих б. 1000 долларов. Таковы причины, по которым семь адвокатов, представляющих 124 иммигранта, подали объединенный иск в Федеральный суд. Кроме того, это решение может отразиться еще на 275.000 иммигрантских заявлений.

Суд разделил иммигрантов на две категории: подавших заявления до 2002 года и подавших заявления между 1 января и 28 июня 2002 года. Судья Келен издал приказ о выполнении требований истца в пользу 102 человек из первой категории, но отклонил требования остальные 22 на том основании, что они знали о плане иммиграционного ведомства придать обратную силу новым критериям отбора.

В отношении первой категории судья Келен постановил, что иммиграционное ведомство отказалось предпринять разумные усилия для обработки заявлений в пределах им же самим установленного срока, и дал частное определение, что другие находящиеся в том же положении иммигранты не могут требовать такого же приказа. (Иммиграционное ведомство опубликовало в декабре 2001 года проект нового закона, но окончательные критерии отбора, опубликованные 14 июня 2002 года, существенно отличались от первоначальных).

Господин судья постановил, что статья 190 закона «Об иммиграции и защите беженцев» прямо лишает иммигрантов их установившегося права на оценку по критериям отбора в месте, когда иммиграционное ведомство открывало их дела, и, таким образом, эти новые критерии отбора, окончательная версия которых опубликована через год после принятия закона, могут иметь обратную силу. Статья 190 практически не изменилась по сравнению с ее предыдущей редакцией, относительно которой иммиграционное ведомство никогда не заявляло, что она санкционирует придание обратной силы. Статья 190 гласит: «Любое заявление, дело или предмет разбирательства по предыдущему Закону, ожидающее решения или рассматриваемое непосредственно перед вступлением в силу настоящей статьи, регулируется настоящим Законом по его вступлении в силу». Статья 201 Закона санкционирует иной подход к иммигрантам, подавшим заявление по предыдущему закону.

Постановление судьи Келлена является чрезвычайным в том, что оно признает обман и пренебрежение, допущенные иммиграционным ведомством в отношении парламента и публики. Суд установил, что иммиграционное ведомство ввело парламент в заблуждение относительно числа заявлений на иммиграцию, поданных до закона «Об иммиграции и защите беженцев», на которые должно было распространяться обратное действие.

Иммиграционное ведомство заявило о недостаточности финансовых средств в качестве оправдания своей неспособности обработать поданные до Закона заявления в срок до 31 марта. Однако судья Келлен, основываясь на представленных по его требованию иммиграционным ведомством цифрах, установил, что оно получило от иммигрантов в 2001 году 310 млн долларов, из которых только 185 млн было потрачено на обработку их заявлений, а остальные 125 млн составили прибыль. Суд предпочел не делать замечания относительно обязанности иммиграционного ведомства по закону «О ведении финансовых дел» ограничивать сборы величиной фактических издержек на оказание услуг. (Ожидается коллективный иск о завышении суммы сбора по иммигрантским визам).

Суд установил, что иммиграционное ведомство ввело парламент в заблуждение относительно числа заявлений на иммиграцию, поданных до закона «Об иммиграции и защите беженцев», на которые должно было распространяться обратное действие. Выступая перед парламентским комитетом по гражданству и иммиграции, помощник заместителя министра Джоан Аткинсон заявила, что на 1 января 2003 года останется приблизительно 30.000 заявлений, поданных до Закона. Однако суд, основываясь на сведениях, которые судья Келлен принудил иммиграционное ведомство раскрыть, установил, что число необработанных поданных до Закона заявлений на 1 апреля 2003 года составит от 80.000 до 120.000. (В среднем на каждое заявление приходится 2,3 человека).

Основываясь на оценке 30.000 постоянный комитет рекомендовал отложить придание обратной силы новым критериям отбора на три месяца. Постоянный комитет также настаивал на первоочередности рассмотрения этих заявлений, предлагал упростить процедуру, увеличить штат обработчиков и выделение средств на эти цели. Суд установил, что иммиграционное ведомство «игнорировало рекомендованный парламентом план действий», уменьшив штат и переведя часть обработчиков на другие участки работы. Иммиграционное ведомство продлило срок до 31 марта 2003 года, но при этом не предприняло разумных усилий для обработки заявлений в пределах им же самим установленного срока. Суд упомянул дело, которое 44 месяца находилось в гонконгском отделе виз. Судья Келлен отметил, что гонконгский отдел, в котором «около 11.000 заявлений, поданных до 1 января 2002 года … вряд ли будут обработаны до 31 марта 2003 года … был летом 2002 года закрыт на три месяца … [для] изучения гонконгским персоналом нового Закона» вместо обработки заявлений.

Через неделю после постановления судьи Келлена министр гражданства и иммиграции Дени Кодерр был допрошен палатой общин относительно нарушения обязанностей и искажения фактов его ведомством. Вместо того чтобы проявить уважение к Федеральному суду г-н Кодерр стал уклоняться от ответственности, отозвавшись о решении судьи как всего лишь «предварительном» и не заслуживающим комментариев.

После того как представитель министерства юстиции в письме Суду от 25 февраля снова назвал решение «предварительным», судья Келен разослал всем адвокатам разъяснение, в котором заявил: «Решение и его мотивировка… являются окончательными по состоянию на 21 февраля 2003 года (а не предварительными), что касается вопроса о принудительном исполнении требований истца. Нерешенными остаются только вопрос о судебных издержках и вопрос об общей значимости решения для правовой практики». (Законодательство иммиграционного ведомства отрицает за иммигрантами право обжалования решения суда первой инстанции в отсутствие признания за решением общей значимости).

Постановление судьи Келлена о том, что иммиграционное ведомство ввело парламент в заблуждение и не приняло во внимание рекомендаций постоянного комитета, может иметь более широкое применение. Если вопрос будет утвержден в качестве имеющего общую значимость, то дело перейдет в Федеральный апелляционный суд, в котором адвокаты могут добиваться запрещения иммиграционному ведомству до решения суда применение новых критериев отбора к иммигрантам, подавшим заявления до нового закона. Другие адвокаты рассматривают возможность добиваться декларативного приказа и аналогичных запретительных норм. Наилучшим подходом может быть подача каждым иммигрантом иска об убытках. Всемирный банк оценивает стоимость канадского гражданства в более чем 700.000 долларов США. Если г-н Кодерр и его бюрократы получат тысячи исков на миллионы долларов, они могут и изменить свое мнение о политике, которую гордо называют «прагматичной».

Однако самым эффективным путем исправления нарушения иммиграционного ведомства было бы парламентское решение, отрицающее, что при принятии нового иммиграционного закона имелось в виду придание обратной силы новым и непредвиденным критериям отбора. Если правительство не способно исполнять свои обязанности перед народом, то обращение в суд может оказаться эффективным способом призвать бюрократов к ответу и изменить государственную политику. Господин Кодерр получает этот урок первым. Но целью в настоящее время является побудить парламент отменить обратную силу новых правил и защитить остальные б. 150.000 подавших заявления до нового закона от произвольного отказа на том основании, что они не уложились в срок, рассчитанный на избавление от накопившихся заявлений.

Ещё
Минздрав Канады считает, что врачи не обязаны прописывать марихуану как лекарство