Иммиграция из России в Канаду. «Русские» жертвы домашнего насилия

Под domestic violence или domestic abuse в Америке подразумевается физическое насилие или моральные издевательства одного из супругов (сексуальных партнеров) над другим.

В подавляющем большинстве случаев — мужчин над женщинами – женами, подругами, сожительницами. Другие синонимы этого печального явления – family violence, relationship violence, intimate partner violence и spousal abuse. По данным Centers for Disease Control, domestic abuse затрагивает более 32 млн американцев в год, то есть более 10% населения нашей страны. Ежегодно на различные программы по борьбе с насилием в семье тратятся от 3 до 5 млрд долларов, и ежегодно бизнесы теряют около 100 млн долларов по причине того, что жертвы насилия в семье не выходят на работу, ложатся в госпитали или не могут трудиться «на полную катушку». Насколько распространено насилие в русскоязычных семьях? Какие формы оно принимает? Какие слои общины затрагивает? И какую помощь оказывает угнетенным женщинам общество? Чтобы ответить на эти вопросы, мы решили побеседовать с экспертами в данной области. По мнению Элизабет МакГаун, директора Center for Women and Families при NYANA, насилие в семьях ее «русских» клиентов ничем не отличается от насилия в семьях других иммигрантов – выходцев из Латинской Америки, Ближнего Востока, Восточной Европы и др. В целом в иммигрантских группах domestic violence более распространено, чем среди коренных американцев, потому что к обычным факторам, вызывающим это уродливое явление, добавляются новые: проблемы с адаптацией в новой стране, незнание языка и американских законов, отсутствие умений и навыков, необходимых для трудоустройства, финансовые затруднения и т.д. К тому же многие иммигранты (в том числе – выходцы из некоторых постсоветских стран) относятся к угнетению женщин как к чему-то само собой разумеющемуся, и тот факт, что в Америке за избиение жены можно угодить за решетку, оказывается для них новостью. Яна Бриль, возглавляющая Family Violence Prevention Program for the Russian Community (FVPPRC) при Еврейском центре Бенсонхерста (программа обслуживает жителей Бенсонхерста, Брайтона, Шиспхедбея, Мидвуда), уверена, что domestic abuse затрагивает все слои нашей иммиграции – от семей малоимущих нелегалов до процветающих семей, входящих в «русскую» элиту. «Муж одной из моих клиенток приехал в Америку по визе “O”, которую получают выдающиеся, почти гениальные люди – деятели науки и искусства. К сожалению, ни образование, ни богатство, ни успехи не могут предотвратить насилия в семьях. Представление о том, что оно распространено лишь среди бедных и малообразованных людей, ошибочно…». По словам прежнего руководителя FVPPRC Инны Заславской, за помощью к сотрудникам программы обращались сотни русскоязычных иммигранток разного возраста, из разных социальных и имущественных категорий, причем большинство из них приехали в Америку после 1996 года. За последний год – с тех пор, как FVPPRC возглавила Яна Бриль, — к числу постоянных клиентов программы добавились 35 новых. Самой молодой из них – 21 год, самой пожилой – 70 лет. Большинство женщин – в возрасте от 27 до 43 лет. Некоторые состоят во втором браке, причем с первыми мужьями они разводились без особых проблем, так как были моложе, смелее, ощущали поддержку знакомых и твердо стояли на ногах.

Ещё
«Albian Sands»: новичок